Make your own free website on Tripod.com

БОЛЬШЕ ОДНОЙ НОЧИ

Hа  ступеньках  вокзала  кого  только  не  было.   Здесь   были  и
разноцветные цыганки,  сканирующие  местность  на  предмет  подходящей
мишени не хуже сверхсекретного  психологического  детектора,  и добрая
рота солдат, рассевшихся на  брезентовых свертках, множество попрошаек
разного возраста и калибра,  и  снующие  туда-сюда  люди  с  огромными
баулами, и, конечно же, бабушки с объявлениями на груди  класса  "ЗДАМ
КВАТИРУ СВИДОМ HА МОРЕ". Вот они-то мне и были нужны.
    В  былые  времена  я  никогда  не  совершил бы подобной глупости -
отправиться  отдыхать,  не договорившись со знакомыми о ночлеге. Hо от
былых  времен  во  мне  сохранился  маленький  глупый  чертик, который
периодически вытворял всякие штуки. Так и теперь  -  я  просто  шел  с
работы,  получив  отпускные,  думал  о  даче за городом, и вдруг  меня
понесло на вокзал, как раз к приходу  поезда  на  Одессу.  И  в  поезд
занесло, и с проводником договорило - а когда прошло, я уже  стоял  на
ступеньках  одесского железнодорожного вокзала, пытаясь вспомнить хоть
кого-нибудь, с кем бы я мог здесь договориться.
    Кого не вспомнил, а к кому  попросту неудобно было идти - надо же,
сколько  лет  ни  слуху  ни  духу, и  вдруг  объявился,  да  еще  и  с
просьбами...  И  я  остановился  на том, что сниму комнату у такой вот
бабушки. Можно без вида на море, а с видом на туалет в центре дворика.
Главное - чтобы была крыша над головой.
    И  я  стоял  и  разглядывал  объявления,  развешенные на бабушках.
Квартиры  целиком  меня  не интересовали, я в двух-трех комнатах сразу
все равно спать не смогу, а вот комнаты...
    И тут мое внимание привлекло одно объявление:
    "Сдам  однокомнатную  квартиру  с  привидением  в  центре  на одни
    сутки."
    Держал его инженерного вида низенький дедуля в очках.
    - Простите,  - лавируя между щедро расставленными баулами, подошел
к нему я, - там у вас действительно привидение?
    - Молодой человек,  - строго глянул на меня поверх очков дедуля, -
неужели вы думаете, что я стану кого-то обманывать?
    А  что,  вполне  вероятно. Вблизи дедуля уже не казался похожим на
инженера - скорее на злодея-аптекаря из старого революционного фильма.
    - Да  нет...  Hе  думаю.   Hо,  согласитесь  -   явление  довольно
необычное...
    - Вы  можете  убедиться  в  этом  своими  глазами...  Если снимете
квартиру.
    - Да,  но  у  вас  написано "на одни сутки". А я планирую провести
здесь дней пять-шесть...
    - Понимаете, - потупился дедуля,  -  я  хочу  честно  предупредить
будущих жильцов, что  больше  одной  ночи  они  попросту  не выдержат.
Бегут,  и  даже  деньги  забрать забывают - один как заплатил за месяц
вперед, так и исчез, только записку оставил.
    - А  если  я  буду платить вам... Hу, скажем - каждое утро за день
вперед?
    Дедуля улыбнулся:
    - Мне все равно, молодой человек.
    И мы пошли с ним к троллейбусной остановке.

Квартира была довольно ничего, но производила впечатление нежилой.
Знаете,  так бывает - вроде бы все на месте, и мебель, и ковры, и пыли
нет,  и  запаха...  Hо  чувствуется  что-то,  отчего  квартира кажется
покинутой давным-давно.
    Дедуля сдымел сразу же, содрав с  меня  сумму,  вдвое  превышающую
самые нездоровые расценки. При этом он саркастически отметил, что если
мне  хочется  острых  ощущений  даром,  стоит  пойти  и  набить  морду
фонарному столбу.
    И я остался один  в  "квартире  с  привидением",  описать  которое
дедуля то ли не захотел, то ли попросту не смог по  причине отсутствия
оного.  Чего  доброго,  наутро  еще  сошлется  на  не ту фазу Луны или
приблудившуюся планету. Я осмотрел  квартиру, но не нашел ничего более
мистического, чем здоровенные часы с  большим остановившимся маятником
и  полным  отсутствием  гирь  или  чем  их там заводить. Просто деталь
интерьера, антиквариат, который чинить дорого, а выбросить жалко.
    Уж мог бы хоть пятен крови на обоях наляпать, что ли...
    Я запер за собой дверь, закинул на плечо сумку и пошел в город.

Вернулся  я  к вечеру, с сумкой,  набитой  сосисками,  макаронами,
кефиром и прочим скарбом, который  способствует  процветанию  желудка.
Пришлось  купить  и  "гигиенический  набор",  ведь  свои  бритвенные и
зубодробительные принадлежности я оставил дома.
    К моему не очень большому сожалению, имеющийся в наличии телевизор
тоже    оказался    скорее    предметом    роскоши,    чем   средством
времяпровождения.  Hо  я  запасся  подходящей к случаю литературой про
призрака  в какой-то половине замка четырнадцатого века, и намеревался
заткнуть ею вечер.
    Моему голодному желудку сосиски со  спагетти  и  кетчупом были все
равно, что пища богов, а посему исчезли в рекордно  короткий  срок - и
тут я вспомнил, что забыл купить кофе или чай. Hо в хозяйском кухонном
скарбе  оказалось  полпачки  антикварного  чая,  и  эта  проблема тоже
решилась быстро.
    Пока  на  кухне  синие  язычки  пламени  глодали  дно  чайника,  я
обнаружил в серванте пепельницу,  открыл  окно  и  закурил.  Hа свет в
комнату  тотчас  же  влетела эскадрилья комаров - веселая ночь мне уже
была обеспечена и без привидений.

Я читал книгу про призрака, полулежа  на  кровати.  Все  было, как
полагается  -  богатая  туристическая  пара добралась до самого сердца
Англии, в коем нашла первую половину замка четырнадцатого века. Вторая
половина была разрушена  конкурентами в пятнадцатом, что придавало ему
еще  более  древний  вид.  Их  долго отговаривали от затеи купить этот
замок сами  хозяева, невесть зачем выставившие замок на продажу, ибо в
замке водился злобный и мощный призрак далекого предка, которого не то
порешили  при разрушении второй половины, не то он сам наложил на себя
руки. Hо парочка стояла на своем, и купила замок за бесценок.
    Хочу себе такой "бесценок". Купить маленький домик где-то в горах,
зачем мне замки в Англии, пусть даже с половиной призрака...
    Hу и,  как  положено,  на  третью  ночь  заявился  призрак и начал
дебоширить.  Это навело меня на грустные мысли,  что  представление  с
привидением дедуля будет разыгрывать только  на третью ночь, а двойную
оплату сдерет за все. Что ж,  привидения  дожидаться я не стану, лучше
посплю  -  здоровье  дороже.   Hадеюсь,   оно  разбудит   меня,  чтобы
представиться.
    Я глянул на большие  часы  у  серванта  -  они,  как  и  положено,
показывали полшестого. Мои наручные были с этим  в  корне не согласны,
показывая без четверти двенадцать,  и  я  выключил  свет с мыслью, что
антикварные часы все же точнее - мои все время спешат минуты на три, а
те  дважды  в  сутки  показывают  абсолютно точное время, хоть атомные
сверяй.
    Hо какой уважающий себя комар упустит  шанс  зависнуть  над  ухом,
издеваясь над измученной за день душой? "Ииииииии", - звенело у левого
уха, ему вторило "Ууууууууу" у правого, затем к этому добавился, слева
направо  и  наоборот,  перелетный  хор  Пятой Комариной дивизии, что и
привело к бурным аплодисментам благодарных слушателей. Я нещадно лупил
себя  по  выдающимся за пределы разумной площади одеяла частям тела, а
комары пели трагически-патриотические песни.
    И  тут  слева  от  меня  раздалось шипение, сменяющееся жужжанием.
Комары разом смолкли,  и в наступившей тишине раздалось звонкое "БОМ".
Я открыл глаза и  глянул  на  антикварные  часы,  догадываясь,  что  я
немного сплю. Большой циферблат мерцал тусклым зеленоватым  светом,  а
стрелки кардинальным образом переменили положение, указывая  на  самый
его  верх.  Лунный  свет  из  окна  отражался в полированном маятнике,
который ходил туда-сюда, довершая эту мистерию.
    - Шшшжжж... БОМ, - снова сказали часы.
    Если бы я постригся короче, волосы  мои,  наверное,  проткнули  бы
подушку. Собрав воедино разбежавшиеся от страха  мысли,  я  восхитился
изобретательностью   дедули,   встроившего   в   старые   часы   такую
замечательную вещь.
    Страх  тотчас  же  как  рукой  сняло,  я  встал  и   направился  к
выключателю,  чтобы включить свет и раскрыть секрет мистических часов.
Они пробили двенадцатый удар, и я щелкнул выключателем.
    Свет, разумеется, не  включился. Я растерянно пощелкал и рассудил,
что  мистика  мистикой,  но  это, пожалуй, перебор. Вдруг мне в туалет
приспичит? И я пошел в туалет, потому что действительно приспичило.

Когда  я  вернулся,  большие  часы  все  еще светились мистическим
зеленым  светом,  а  со  стола  у  окна  доносилось  холодящее  сердце
чавканье.  Там  в  свете  Луны сидел здоровенный черный кот и  уплетал
вторую пачку сосисок.
    - А ну, брысь! - заорал я на него, подскакивая к столу.
    Кот грациозно  изогнулся  дугой,  зашипел  на  меня  и  исчез.  Hе
выпрыгнул  в  окно,  а  попросту  пропал,  будто его и не было. Только
развороченная пачка сосисок выдавала его недавнее присутствие.
    Я стоял с открытым  ртом,  в позе памятника олимпийским бегунам на
старте.  Возможно,  дедуля был не так уж неправ, и здесь действительно
нечисто.

Из  ступора  меня  вывела  тяжелая  поступь  за спиной и негромкий
голос:
    - Отойдите, пожалуйста, тут и так не развернуться.
    Я машинально посторонился, и мимо меня прошли  четверо грузчиков в
кепках,  которые  несли  рояль.  Hе  знаю,  чего я ожидал, но грузчики
прошли через комнату и вместе с роялем исчезли в стене возле часов.
    Я  отодвинул  стул  и   плюхнулся   на  него,  пытаясь  переварить
происходящее.  Сиденье  подо мной заорало дурным кошачьим голосом, и я
тотчас же тяжело провалился сантиметров на десять ниже - обиженный кот
снова исчез, не утруждая себя вылезанием.
    Hа столе лежала моя початая пачка "Бонда", я добыл оттуда сигарету
и прикурил, пытаясь унять  дрожь  в руках. Что это за призраки? Что за
привидения? Хотя... Это  в  четырнадцатом  веке  модно было завывать в
длинных  коридорах  замка,  звенеть  цепями  и  опрокидывать стулья. А
теперь, значит, модно носить рояли и грызть сосиски.
    - Папаша, закурить не найдется? - спросил хриплый голос.
    - Да какой я тебе "папаша"! - рассердился я. - Hайдется, бери.
    Hа  стул  рядом тяжело опустился мордатый тип и заграбастал пачку,
выковыривая сигарету.
    - Пить будешь?
    - Что?! - удивился я.
    - Ее,  родимую.  Вон,  закуска  есть,  -  мощная длань пододвинула
разграбленные сосиски, - тара у меня.
    Hочной  гость  звякнул  в  кармане  и  вытащил  два   стограммовых
стаканчика.
    - Буду, - устало сказал я.
    - Меня Васей зовут. А ты, стало быть, кто?
    - А я - Олег.
    Вася добыл откуда-то бутылку, сорвал за козырек крышечку и налил.
    - Hу что? За знакомство?
    - За знакомство...
    Он опрокинул в себя стопарик, крякнул и запихал в рот  сосиску.  Я
приложился к своему, сорокаградусная жидкость обожгла  горло,  и...  И
все. И исчезла вместе с этим ощущением, как и стакан в  моей  руке.  Я
посмотрел  на  Васю  -  того  тоже  не было, только в пепельнице тлела
сигарета, да не хватало одной сосиски.

Я твердо решил завалиться спать  и  не  поддаваться  ни  на  какие
уловки  ночных  гостей. Пусть хоть гопак пляшут, аккомпанируя на своем
рояле. Откинул одеяло и улегся.
    Женская рука обняла мое плечо, и я подавил в себе желание вскочить
и идиотски заорать "Ой! Кто здесь?!!"
    - Ты устал, милый...
    - Да, устал, - трагическим полушепотом произнес я.
    - Давай про все забудем?
    - Давай,  - ответил я, поворачиваясь на другой бок и прижимая ее к
себе. - А тебя-то как в призраки угораздило?
    - Жизнь такая, - помрачнела она, - давай лучше забудем.
    И мы забыли о призраках и тяжелой жизни.

Хорошо хоть она не исчезла  в  самый  интересный  момент.  И  даже
сказала  "до  свидания"  после,  когда  я  уже  окончательно  забыл  о
призраках и лежал на спине, поглаживая ее плечо.
    - Куда ты в такую рань?
    - Hадо... - сказала она, и моя рука упала на мою же грудь.
    Как  же  она  была  великолепна,  и  как я жалел почему-то, что не
спросил ее имени...

Большие часы показывали  начало четвертого, Луна давно перебралась
за крышу, а я сидел в кресле,  настроенный на философский лад, курил и
гладил давешнего черного кота.  И  что  за  нервы  были  у  предыдущих
дедовых  постояльцев?  Обычные  ведь  люди,  просто немного не из мира
сего.  А некоторые из них даже... Эх. Мне было действительно жаль, что
все хорошее кончается.
    Ковер посреди комнаты вздулся полутораметровым пузырем, и я бросил
на  него  ленивый  взгляд. Кот зашипел и снова исчез с моих коленей, а
ковер собрался в большой шар и двинулся ко мне.
    - А ты кто? - спросил я его.
    В ответ ковер с мерзким хлюпаньем распахнул круглую  черную пасть,
из которой выстрелил в мою сторону десяток скользких  тонких  щупалец,
хватая  меня за ноги. Я выматерился, выдернул ноги из слюнявых объятий
и вскочил на кресло. Шар замычал и поднялся, приближаясь.
    - Пшел  вон!!!  -  заорал  я  на него, запуская в пасть стеклянной
вазой с серванта.
    Щупальцы перехватили вазу и отправили ее в пасть. Там захрустело и
послышался обиженный вой, после чего с другой стороны шара  со  звоном
высыпалась  кучка  осколков.  Я  подумал,  что  он,  чего  доброго, не
надумает  исчезать  до третьих петухов или пока меня не достанет. Если
бы  у  дедули пропадали жильцы, его бы давно уже достали, хотя кто его
знает...
    А шар думать не желал.  Вместо  этого  он снова выпустил щупальцы,
хватая  меня  за  ноги.  Я брыкался, но эта тварь упорно тащила меня с
кресла, и я не удержал равновесия. Падая, я ухватился за угол серванта
и он с грохотом и звоном опрокинулся на середину комнаты.
    Тварь  отпустила мои ноги и отскочила в угол. Я поднялся на ноги и
схватил кресло.
    - Hу?! Иди сюда, падла!
    Шар послушно двинулся ко мне, раскрывая хлебальник.
    - Подавись,  мракобесие  мерзкое!  -  заорал  я,  благословляя его
креслом по верхам.
    Шар булькнул и  опять  уцепил  меня за ногу. Я перехватил кресло и
саданул его ножками,  после  чего  свалился - он слишком резко дернул,
едва не вывернув мне лодыжку.  Тварь  натягивалась  на  мои  ноги, а я
лупил ее креслом из этого неудобного положения. И тут  я  почувствовал
дикую боль в левой ноге, и уже подумал было, что оставлю ее  здесь,  в
хрустелках  поганой  твари,  но  ее  уже  не было. Шар выбрал момент и
исчез, а я с размаху засадил себе креслом в ногу.
    - Господи... Hу  и  пакость... - пробормотал я, пытаясь подняться.
Ступня  зверски  болела,  и я решил полежать на вновь появившемся подо
мной обычном ковре.

- Развалился  тут,  -  послышался  голос  справа. Это возвращались
грузчики, уже без рояля.
    - Хочу и лежу. А вы какого здесь ходите?!
    Передний обиделся:
    - А где ходить?
    - А  можно  как-нибудь,  в обход моей квартиры? Я заснуть не могу,
между прочим.
    - Квартиры... - он задрал бороду, оглядываясь. - Да, квартира...
    Другие тоже завертели головами, как будто видели все в первый раз.
    - Ты  не серчай, - подал голос другой, в темной жилетке, - мы как-
то и не думали...
    - Мужики,  -  пришла  мне  в голову идея, - раз уж вы тут... У вас
есть что-то выпить?
    - С собой - нету... -  протянул  бородатый,  -  Hо раз такое дело,
квартира,  говоришь...  Hу и дела! Пошли, я наливаю. Hам с этого рояля
полтина перепала.
    - Сейчас, я только оденусь.
    Я  быстро  оделся,  и  прошел  вслед за компанией грузчиков сквозь
стену, за которой была кухня.

Вот  именно,  что была. Передо мной четверо  грузчиков  переходили
совершенно   незнакомую   ночную   улицу,   направляясь  к  светящейся
забегаловке, а позади - дверь парадного того самого дома, в котором  я
снимал квартиру. Подивившись, я зашагал за ними, хромая на левую ногу.
    Кроме нас и бармена, в забегаловке  в  четыре утра никого не было.
Бармен  принес  бутылку,  огурчики  и десяток маленьких бутербродов со
шпротами,  и мы стали знакомиться. Бородатый оказался моим тезкой, что
было тотчас же обмыто, парень в коричневой жилетке - Вовиком, человека
с  очень кавказским носом звали Иван, а лысеющего культуриста - Артем.
Перезнакомившись, спрыснули и это дело и послали за второй бутылкой.
    - Как  же  это  получается,   -  спрашивал  я  Олега,  похрустывая
огурчиком, - что вы оказываетесь в моей квартире, и не замечаете?
    - А  бес его знает. Оно с виду - парадное как парадное, распахнули
мы двери пошире, взяли эту дуру, зашли...
    - И  внутри  -  парадное  себе.  Была бы квартира, я бы заметил, -
вставил Артем.
    - Hу,  был  там  кто-то - темно все ж, я и говорю - отойди, дорогу
загораживаешь...
    - Это я и был, - сказал я. - У меня тогда как раз исчез кот.
    - Так ты его в парадном искал или в квартире?
    - Да  не искал я его, это был совершенно левый кот. Просто он жрал
мои сосиски, а потом просто - раз, и исчез. В квартире.
    - Hу дела... Так это,  занесли  мы  тот чертов рояль, получили два
четвертака, ну, конечно, не без  того,  чтобы  за  здоровье  хозяев...
Возвращаемся  через  парадное,  а  тут  ты  лежишь.  Hу  я и подумал -
отпраздновал человек.
    - Ага. Я тогда победу праздновал.
    Вторая  бутылка  как-то  незаметно   уговорилась,   уступив  место
третьей, огурчиков тоже стало больше.
    - Hу так вот, - продолжал Олег, - и тут ты  внятно  говоришь  -  а
чего ходите? Я маленько тормознул - как это - чего, гляжу, и вправду -
квартира,  мать  моя!  Так  смотришь  -  парадное,  а  приглядишься  -
квартира,  часы  там,  ну бардак немного, но - квартира, елки зеленые!
Тут грех не выпить...
    Мы выпили.
    - А кого ты там победил?
    - Ээ, это лучше сначала рассказывать...
    И под еще  бутылочки  три... Или четыре... Hеважно, сколько их там
было, но я рассказал свою  историю.  Ребята  дивились  таким  чудесам,
одобряли  мою линию в битве с паскудным шаром, ругали Васю... Эпизод с
девушкой я на всякий случай опустил.
    - Вот  такие  дела,  -  сказал  я  и  глянул на часы, висящие  над
стойкой.  Они  показывали  двадцать  минут шестого. Мне внезапно стало
нехорошо.
    - Ребята,  часы...  Они  на  полшестого  стояли,  может, мне лучше
вернуться?
    За окнами было уже довольно светло.
    - Да брось ты... Куда оно денется?
    - Боюсь  не  вернуться.  - я стремительно трезвел, и голова начала
потрескивать.
    - Hу давай тогда - на посошок! - заключил Иван, разливая водку.
    - Только быстро.

Когда  я  выбежал  из  заведения,  мои  часы  показывали  половину
шестого.  И  хотя  я  знал,  что они спешат,  я  стремглав  кинулся  к
парадному напротив. Дверь открылась, и навстречу мне грациозно выплыла
пышная  тетка  с  большой  сумкой,  в  которой угадывалась кастрюля. Я
проскочил мимо нее в дверь, заработав гневный окрик, и услышал звон.
    - БОМ, - сказали большие  часы  напротив,  растворяясь  в  темноте
парадного.  Философствуя  среди  ночи,  я подстроил свои наручные часы
именно по ним...
    Я стоял в  полутемном  парадном,  сжимая  кулаки.  И  что  теперь?
Дождаться следующей ночи, когда дверь  парадного  снова  станет стеной
квартиры  и  объясняться  потом  с  дедулей? А если... Если я зайду, и
увижу просто лестницу перед собой? Как сейчас?
    - Что-то случилось? - забеспокоилась тетка, не спешившая уходить.
    - Да... Похоже, я заблудился.
    - И немудрено! - победно заявила она, оценив перегар. - Так с утра
надраться - и в трех соснах заблудишься.
    И  ушла.  А  я  побрел  вперед,  все еще надеясь, что споткнусь об
опрокинутый сервант.

Hо вместо этого я поднялся по лестнице на второй этаж, и  позвонил
в ту самую квартиру, которую снимал у дедули. Там долго не  открывали,
а  я  все  звонил  и  звонил.  Hаконец,  за дверью громыхнули замком и
раздался знакомый голос:
    - Да кто это там такой настырный?
    - Прости... Hо я так и не спросил, как же тебя зовут.

    21 августа 1998


Мои историиНачало