Make your own free website on Tripod.com

Анатолий "Змеюка" Матях

ЗОВ ПОЛНОЛУНИЯ

(Опубликован как "Стальные дети ночи")

 

 

Я почти бежал, на ходу раскуривая сигарету. Сегодня я немного опаздывал: вновь пришлось искать оправдания для жены, как всегда, недовольной предутренними звонками и моим рвением мчаться непонятно куда. Увы, я не могу рассказать ей о своей настоящей работе... да и не уверен, что, узнав правду, Марго будет волноваться меньше. Скорее наоборот.

Потому что я - ликвидатор Службы. Можно было бы сказать "один из", но здесь - как раз тот случай, когда все сотрудники так или иначе незаменимы. Мало кто из обывателей знает о Службе вообще, да и мой образ средней руки инженера захудалого НИИ совершенно не вяжется с представлениями о спецагентах, сверкающих голливудскими улыбками и пудовыми бицепсами.

- Александр, какого черта? - мой напарник и телохранитель стоял, облокотившись на дверцу старенького "Москвича".

- Семейные проблемы, - бросил я, плюхаясь на сиденье и лихорадочно пытаясь вытащить из-под себя ремень безопасности.

- Ну-ну, - хмыкнул счастливый холостяк Стас, нажимая на обшарпанной советской магнитоле кнопку герметизации.

Секунду спустя мотор старательно взревел, и машина рванула по улице, мягко унося меня из серого квартала. Слишком мягко для такой развалюхи, но неудивительно для аппарата, колеса которому нужны только для маскировки. Стас уверял, что "Конек-Горбунок" летать не может, но я прекрасно помню, как нас полгода назад вынесло с моста, пронесло по воздуху метров пятьдесят, развернуло и занесло обратно - впрочем, это могли быть и не чудеса техники, а банальный испуг, разбудивший мои неконтролируемые возможности. За это меня и держали в Службе: абсолютная выживаемость есть не у всякого, а... Впрочем, не стоит об этом.

В бардачке обнаружилась тонкая пластиковая папка с бледными распечатками. Бумага и тонер были съедобными, что отнюдь не гарантировало удобочитаемости секретных предписаний. Хотя на вкус было неплохо.

Пережевывая необходимый по стандарту, но совершенно неинформативный титульный лист, я углубился в изучение ситуации, в которую нам сейчас предстояло окунуться. Дело было странным, как и все дела, поручаемые Службе, и завязка не несла в себе никакой ясности: крупную оптовую компанию уже второе полнолуние подряд атаковали непонятные силы, разрушая филиал за филиалом едва ли не до основания. Предварительное расследование не показало ничего особенного, но два интуиста Службы, сошлись на том, что вмешательство необходимо.

Разрушения, произведенные неизвестными силами, впечатляли. В офисе, подвергшемся нападению этой ночью, практически вся мебель была разбита в мелкие щепы, перегородки между кабинетами снесены, а бронированная входная дверь с приличным куском стены образовала живописную груду посреди двора. Но самым странным было единственное уцелевшее в этой кофемолке: компьютеры. Достаточно хрупкая техника, в отличие от массивных столов и шкафов, стояла чистой и нетронутой, словно какой-то шутник, прежде чем начать сносить все подряд, аккуратно вынес ее, а по окончании "капитального ремонта помещения" занес обратно. Впрочем, у одного из компьютеров был немного смят угол, словно его несколько раз сдавили плоскогубцами.

- Что, так и было? - спросил я Шурика, сонного представителя компании, указывая на расставленные на кучах обломков компьютеры.

- Угу, - ответил тот. - Мы ничего не трогали.

- Хорошо, - вздохнул я, продолжая осмотр. Бросалась в глаза довольно значительная деталь происшедшего: повсюду были следы. Следы на обычном физическом уровне, но, вопреки ожиданиям, не человеческие и не звериные. Слой пыли был испещрен четкими отпечатками гусениц, часть следов вела во двор, а оттуда - на улицу.

- Здесь что, на танке ездили?.. - пробормотал я, склоняясь над следом и пытаясь определить его природу.

- Нет, - подал голос Стас. - На гусеничном тракторе. ДТ-75 или что-то в этом роде.

- Трактор... - я ощущал следы не совсем обычного воздействия. Ну хорошо: вламывается среди ночи в офис злоумышленник на бульдозере, крушит все подряд... Нет, не все подряд: компьютеры оставляет в целости и сохранности... Но при чем здесь Служба и паранормальные воздействия?.. - Странный такой трактор... Кто-нибудь его видел?

- Может быть, охранник, - сказал Шурик. - Только он ничего не расскажет: два слова связать не может и пускает пузыри.

- В чувство так и не привели? - кисло спросил я, вспоминая характерную деталь: как и в первом, так и во втором случае охранники выжили... с тяжелыми травмами и полностью невменяемыми.

- Нет. Полностью крыша съехала, вернуть не могут.

- Замечательно... - я окинул взглядом поле битвы, испытывая смутное предчувствие. - Стас, дорогу к предыдущему месту происшествия знаешь?

- Не указали, - отозвался напарник.

- Тогда... - я повернулся к представителю компании. - Покажете дорогу?

- На Малую Подрывную, это...

 

В офисе на Малой Подрывной обломков не было: здесь уже начали ремонт. Переступая через обнажившиеся лаги, я вышел на середину бывшего коридора и остановился, ощущая отчетливо знакомый дух. Ошибки быть не могло: с подобным биоэнергетическим отпечатком мне уже приходилось сталкиваться.

- Ага, - удовлетворенно сказал я, потирая руки. - Стас! Здесь побывал банальный оборотень.

- На бульдозере? - ухмыльнулся Стас.

- Не знаю. Но его присутствие въелось в эти стены хорошо... Скорее всего, работал он здесь долго, еще до происшествия.

- Оборотень? - растерянно переспросил Шурик, глядя на нас, как на кандидатов в соседи двоих пострадавших охранников. - В стены? Вы о чем, ребята?..

- Не обращай внимания, - посоветовал ему я. - Сегодня ты и не такое услышишь. Лучше скажи: где сейчас можно найти людей, которые работали здесь до аварии?

- Их в новый филиал перекинули, на Красноморскую.

- Кстати, компьютеры здесь тоже уцелели?

- Ага. Их раскидали по филиалам, кому не хватало.

- Замечательно, - мое настроение определенно улучшалось. - Едем в новый филиал.

На Красноморской я сразу же ощутил присутствие того самого оборотня. Даже искать и расспрашивать особенно не пришлось: им оказался менеджер по снабжению, невзрачный лысеющий тип, глаза которого забегали, как только он меня увидел. По моим прикидкам, это был необычайно сильный экземпляр; впрочем, до этого я встречал всего двоих.

- Есть разговор, - сказал ему я, указывая на кожаный диван, занимающий едва ли не треть кабинета.

- Вижу, - вздохнул снабженец, присаживаясь на диван. - Вычислили?..

- Вычислили, - я не излучал особой доброжелательности. - И, боюсь, вас ждет не слишком хорошее продолжение карьеры.

- Но я же ничего не делал! - взвился он. - Я никого не трогаю, у меня жена, дети!..

- Иногда "ничего" - это слишком много. Случались ли с вами приступы на работе?

- Да... - снабженец заколебался. - Один раз, я не почувствовал приближение.

- Кто еще находился рядом?

- Никого, к счастью...

- Так... И что произошло?

- Ничего. Я заперся и переждал... Обвалил шкаф и побил посуду... Потом убрал за собой... Я все оплатил тогда.

- И больше ничего? Не проявлялась тяга кого-нибудь загрызть?

- Проявлялась... конечно. Но я сдерживался.

- Точно?

- Да! Я бы не смог так долго жить, как все люди, если бы не сдерживался! - теперь он смотрел на меня с вызовом.

- Достаточно, - сказал я, четко представляя картину происшедшего и ту роль, которую сыграл в ней не слишком хорошо контролирующий себя оборотень. - Вы... Ты свободен. Собирай вещи и двигай куда-нибудь подальше... в сибирскую тайгу, в Гималаи, хоть в Антарктиду, пока я не объявил розыск. Ты понял?

- Понял... - всхлипнул вервольф.

- Стас, поехали. В первую контору.

 

- С чего это ты такой добрый? - спросил Стас, выворачивая на проспект. - Если на совести этого типа - два сумасшедших и куча бабок...

- Как сказать... - вздохнул я. - Формально они - не на его совести. Мы же приняли конвенцию о том, что инициатор не отвечает за действия инициированного.

- То есть? - удивился напарник. - Этот тип все же умудрился кого-то покусать? Ну так по сорок второй его... За незаконную инициацию...

Я улыбнулся, прикрыв глаза:

- Не "кого-то"! Не "кого-то", а "что-то". И, представляешь, это "что-то", обладая жалким подобием разума, обрело способность к направленной метаморфозе.

- Он завел неживой объект?.. - Стас поднял бровь.

- Помнишь следы зубов на кожухе одного компьютера?

- Ну. Действительно, похоже.

- Вот мы и получили инициированного. Компьютер, который в силу своей технической природы каждое полнолуние превращается в бульдозер. И я просто не хочу, чтобы человек... оборотень с таким потенциалом попал к нашим на лабораторный стол. Вряд ли он теперь когда-нибудь укусит хотя бы кусок дерева.

- Ясно...

- Поможешь утрясти рапорт? - вопрос был, скорее, риторическим: Стас всегда поддерживал мои начинания, даже если они иногда шли вразрез с Кодексом Службы.

- Угу. Да, а что с охранниками?

Я пожал плечами:

- Технооборотень себя не контролировал. Скорее всего, он их просто "съел", использовав в качестве принужденных операторов, вытряс душу до капли. Думаю, с ним не стоит особенно церемониться, особенно пока он опять находится в пассивной фазе.

- Ликвидируем?

- Ликвидируем. Помнится, у тебя под сиденьем была замечательная машинка, выпускающая в минуту шестьсот серебряных пуль...

 

© Анатолий Матях
Киев, 2000.
(p) ComputerWorld-Киев, 29.03.2000


Мои историиНачало