Make your own free website on Tripod.com

МИДАС ЧЕТВЕРТОГО РАЗРЯДА

-- Улица.
  -- Улитка.
  -- Улей.
  -- Ульяновск!
  -- Нет, дима, мы договаривались - имена собственные не называть.
  -- А разве это имя собственное? Ульяновск - это город, и он ничей.
  -- Ульяновск - это собственное имя города.
  -- Ну... Тогда усы.
  -- У... уловка. Маша, ну что ж ты молчишь?
  -- Я думаю, мам.
  -- Десять... Девять... Восемь... Семь...
  -- Ухо!
  -- Уховертка!
  -- Ужимка.
  -- Утка!
  -- Утконос!
  --   Так   нечестно!  Мама,  он  мои  слова  добавляет,  а  сам  не
придумывает...
  -- Так слова правильные...
  -- Неправильные!
  -- Машка, утконосы в Австралии живут!
  -- Не живут! Потому что так нечестно! Придумай слово сам!
  -- Дети, дети! Не надо спорить, Маша, пусть себе добавляет.
  -- Ну ма-ам... Я придумываю, а он добавляет...
  -- Так пусть ему и будет стыдно... Оп-ля. А вот и папа... Приползло.

Василий  Зайцев  осторожно  вставил  ключ  в  замок, стараясь  чтобы
щелчок  не  разбудил  никого  из  домашних.  Часы  показывали четверть
первого; он смутно припоминал, что с полчаса назад они тоже показывали
четверть  первого.  Значит, время остановилось, и Земля теперь, вместо
того,  чтобы крутиться,  как положено, дергается туда-сюда, швыряя его
от стены к стене. Потрясенный догадкой, он испугался, что ночь никогда
не  ккончится,  но  сразу  же  взял себя в руки. Бывало и хуже, твердо
сказал  он себе, глядя на раскачивающуюся дверь. Например, когда сосед
устроил потоп и Димка простыл...
  Василий  повернул  ключ  на  два  оборота  и  толкнул  дверь. Она не
открывалась.  Может,  это  не  его  дверь? Или не его ключ? Но ведь он
повернулся,  значит  -  подходит.  А  может, и дверь, и ключ - не его?
Зайцев   поднял  голову,  присматриваясь  к  ускользающей  табличке  с
номером. Пятьдесят четыре, все в порядке.
  Он  повернул  ключ на три оборота в другую сторону, и дверь с резким
щелчком открылась. За ней стояла Наташа, уперев руки в бока:
  -- Ну? - грозно спросила она.
  -- Я... Хлюч... Он теперь в другую сторону от...крывается.
  -- Это еще почему? - удивилась Наташа.
  --  Она  не  кхрутится,  а так - туда-сюда, туда-сюда. И когда туда,
нормально от...крывается, когда сюда...
  -- Кто - туда-сюда? Что ты несешь?!
  --  Земля!  -  воздев  палец  к  небу, произнес Василий, стараясь не
дышать жене в лицо.
  -- Ах, земля... - протянула она сладким голосом, от которого Василий
невольно поежился. -- Ты где был?!
  --   Я...   Мы...   -  Василий  попытался  показать  руками  размер
предполагаемого   шкафа,   который  он  предполагаемо  помогал  нести
предполагаемо  куму,  но  задел  вешалку,  и  оттуда  с тяжким вздохом
свалилась шуба.
  --  Что  -  мы?!  Что мы?!! - голос Наташи уже не был сладким, грозя
сорваться.
  -- Не надо, - четко произнес Василий, поднимая руки.
  --  Удочка! - донесся из комнаты победный вопль Димки. -- Мама! Твоя
очередь!
  --  А  теперь  -  моя  очередь!  -  выкрикнула  Наташа.  --  Ублюдок
ужравшийся! Упырь! Сколько же ты будешь еще пить мою кровушку?!
  Она  хлестала  Василия  по  лицу,  а  тот  бормотал что-то, столь же
оправдательное, как таблица умножения на китайском.
  -- Упился до умопомрачения, увалень чертов!
  --   Неправда,  -  сказал  Василий,  наоборот,  чувствуя  внезапное
просветление.
  --  У-убью!!!  -  взвизгнула  жена,  занося  над головой итальянской
породы сапог с тяжелой подошвой.
  --  Не  надо,  -  снова  выговорил  Василий,  но  просветление  уже
превратилось  в  яркий  белый  свет,  а  затем  он погрузился в полное
умопомрачение,  медленно  сползая  по  стене  на развалившуюся по полу
наташину шубу.

Наташа  стояла  с  орудием  возмездия  в руках, ошеломленно глядя на
упавшего  мужа. Глаза Василия были закрыты, он лежал на спине, но руки
и ноги совершали странные движения, словно он куда-то плыл.
  -- Васенька, - всхлипнула Наташа, роняя сапог.
  Василий  издал булькающий звук и поплыл быстрее. Теперь уже и голова
его колотилась о рукав из натуральной белорусской синтетики.
  --  Васенька,  зайчик  мой!  -  зарыдала  жена,  падая перед ним на
колени. -- Что-оо я наде-ее-лала?!..
  Руки  Василия  дернулись  еще  раз  и  замерли.  Ноги еще продолжали
елозить по полу, сминая дорожку, но вот остановились и они.
  --  Васенька!  -  рыдала  Наташа,  прижавшись  к его груди. -- Я все
прощу! Я что угодно сделаю, только скажи что-нибудь!
  Глаза Василия на мгновение открылись, и он четко произнес:
  -- Не надо.
  Затем помрачение превратилось в глубокий сон.

--  Ох,  мама...  -  стонал утром Василий, хватаясь за голову, - ох,
маамочка... Больше никогда пить не буду. Ни капли в рот не возьму.
  -- Болит, милый? - искренне сочувствовала жена.
  -- Ой, раскалывается...
  -- Может, мне за пивом сбегать, пока дети спят?
  От удивления Василий даже забыл на секунду о головной боли.
  -- Пива?.. Ты принесешь... пива?!
  --  Ну  как  же я могу смотреть на твои мучения? - Наташа надеялась,
что  пиво  поможет.  Ведь  помогало  же  раньше. Правда, тогда не было
сапога...  --  А  пока  я  тебе водички дам... Ты попей, полежи, а я в
магазин сбегаю.
  Потрясенный  Василий  рухнул  на  постель,  сккривившись  от  нового
приступа  жестокого  бодуна. Он не помнил, что было вчера; вспоминался
почему-то  ухмыляющийся  бородатый  Галилей  в окружении армады пустых
бутылок, и от этого становилось не по себе.
  Вернулась  Наташа  со стаканом в руке. Василий приподнялся на локте,
чувствуя  ужасную  слабость,  взял стакан и с удовольствием отхлебнул.
"Жигулевское", решил он, причем свежее.
  Наташа возилась в прихожей, натягивая злосчастные сапоги.
  -- Ты куда? - заметно пободревшим голосом спросил Василий.
  -- В магазин. Ну за пивом же.
  --  А  это?  -  он поднял стакан с желтой жидкостью, покрытой тонким
слоем белой пены. -- Больше нету?
  -- Это вода...
  --  Как?!  -  Василий  озадаченно  уставился на прозрачные грани, за
которыми  на  стенках роились пузырьки. Он понюхал жидкость в стакане,
затем отхлебнул еще глоток. Пиво как пиво... -- Наташа! Это пиво, - он
отхлебнул еще, -- "Жигулевское".
  --  Какое  пиво?  -  Наташа  вышла из прихожей в одном сапоге, держа
второй, тот самый, в правой руке.
  -- Ну... Ты шутишь?
  --  Вода  это,  я из крана... - она осеклась, увидев цвет жидкости в
стакане, и подозрительно глянула на мужа. -- А ну-ка, дай посмотрю...
  Она осторожно понюхала стакан, затем сделала маленький глоток.
  -- Ой, Вася... И вправду - пиво. Откуда...
  --  Разве  у  нас  в  кране  пиво?  - саркастически спросил Василий,
заметно веселея.
  Наташа  умчалась  на  кухню. Оттуда послышался плеск, и через минуту
она вернулась с литровой банкой воды.
  -- Вот что у нас в кране. А где ты взял пиво?
  --  Вода... - разочарованно протянул Василий, глядя на банку. -- Дай
хлебнуть...
  Наташа  дала  ему  банку,  но  как  только  рука  Василия  охватила
стеклянную  поверхность, вода внутри словно вскипела. От неожиданности
он  едва  не выронил банку на пол, но вода перестала бурлить, выдав на
гора хороший слой пены, и приобрела янтарно-желтый цвет.
  -- Ох, - сказала Наташа.
  --  Пиво,  -  обреченно  сказал  Василий,  дегустируя  продукт.  --
"Жигулевское"...

Пиво  получалось практически из любой жидкости, когда Василий брал в
руки банку, чашку или бутылку. Из сырой воды получалось "Жигулевское",
из  кипяченой - светлая "Оболонь". Чай превращался в "Оболонь" темную,
а  кофе  -  в темное пиво, судя по всему, чешское. Из пастеризованного
молока   выходил   светлый  "Янтарь",  из  кипяченого  -  темный.  Из
"Пармалата" получалось что-то ужасное, но тоже, несомненно, пиво.
  Поначалу это забавляло Василия, пока он не убедился, что превращение
вовсе  не  зависит  от  его желания. Моя руки, он не мог избавиться от
запаха  пива  и  некоторой  липкости,  и  когда случайно задел дорогой
английский  шампунь,  тот  выстрелил  крышкой  и превратился в дорогой
ирландский эль. Василий начал даже подозревать, что потеет пивом.
  На  работе  его фокус с превращением воды в пиво имел бешеный успех.
Приходили  даже  мастера из соседних ЖЭКов, и просто смутные знакомые,
подивиться  и  угоститься.  Был  испорчен  любимый  аквариум  главного
инженера  Инны  Степановны,  вода  в  котором  превратилась в вариацию
"Жигулевского", а барбусы - в сушеных окуней.
  Инна Степановна тотчас же востребовала компенсацию, заставив Василия
обнять  сорокакубовый  чугунный бак. Василий после этого едва держался
на  ногах,  -  все-таки чудесная метаморфоза не проходила бесследно, а
главный  инженер  в  сопровождении бака поменьше и двух маляров уехала
куда-то на грузовике.
  Но  настоящее  разочарование ждало впереди. К вечеру управдом Михаил
Сергеевич  смекнул,  что пиво без водки - выброшенные на ветер деньги,
и,   хотя   деньги   никто   не   выбрасывал,  вскорости  обернулся  с
полуторалитровой  бутылкой  самогона.  Сообразили  закуску, сам Михаил
Сергеевич  разлил  самогон по пластмассовым стаканчикам и провозгласил
тост:
  -- За чудотворца!
  Все  дружно  запрокинули стаканчики, бешено вращая глазами в поисках
подручной  запивки  и  закуски. Водопроводчик Фомин оказался проворнее
слесаря  Сидорова, выхватив у того прямо из-под алчущей длани помидор.
И  лишь  Василий Зайцев сидел неподвижно, с тихим ужасом глядя на свой
стаканчик, в котором пенилось пиво.
  -- Что там, Сергеич? - осторожно спросил Фомин.
  --   Пиво,  -  горестно  произнес  Зайцев  и  опрокинул  содержимое
стаканчика  себе  в рот. -- "Балтика", номер шесть, - добавил он после
некоторого молчания.
  В  конце  концов  ему удалось напиться самогона, по-ковбойски хватая
стаканчик  зубами,  и на следующее утро Василию не помогало даже пиво,
на которое он теперь смотреть не мог.

Казалось  бы,  дар  божий,  теперь превратился в настоящую проблему.
Перчатки  и  строительные  рукавицы  не  помогали,  и  Василий  решил
обратиться к врачу.
  -- Ты что, - ответила ему на это Наташа, -- и какой же врач от этого
лечит?  Ты же чудом станешь, похлеще чернобыльского теленка, затаскают
только везде.
  Василий  представил, как его заставляют делать ударными темпами пиво
для всей страны, и вынужден был согласиться.
  -- Лучше к бабке сходим. Может, отговорит, может - посоветует...

Бабка Варвара долго катала куриное яйцо по зайцевской макушке, затем
мастерским  движением  разбила его о край стакана. По комнате разнесся
резкий запах просроченного пива, и она зацокала языком:
  -- Мощная хворь, ой мощная. Рентгенов тридцать будет.
  Наташа  благоговейно  посмотрела на стакан, вспоминая свою неудачную
шутку насчет чернобыльского теленка.
  -- А что же делать? - спросил Василий.
  Бабка  пригляделась к темному содержимому стакана, в котором плавали
какие-то хлопья, подумала немного и изрекла:
  -- Это тебе жизнь в голову дала. Ежели отымет...
  -- Это я ему в голову дала, - всхлипнула Наташа, -- сапогом.
  -- Чего?! - удивился Василий.
  -- Ну... Тогда ты вечером пьяный пришел, я тебя сапогом и...
  --  Как  жизнь  дала,  так и отымет, - назидательно произнесла бабка
Варвара. -- Сымай сапог, доченька, отымать будешь.
  -- Как? - всполошилась Наташа. -- Сапогом?!
  -- Именно им. Думай, что тогда думала, говори, что тогда говорила, и
бей в то же самое место.
  -- Эй! - возмутился Василий. -- А моя голова?
  -- Голова - кость, что ей сделается, - рассудила бабка.
  Наташа сняла сапог и подошла к Василию, сидящему на высокой кровати.
  --  Упырь!  Увалень  ужравшийся!  - дрожащим голосом выкрикнула она,
опуская сапог на голову мужа.
  -- Ох ты, - сказал он, мограя. -- А ну-ка, стакан...
  Вода снова забурлила и стала пивом.
  -- Сильнее надо, доченька, сильнее! - посоветовала бабка.
  --  Ублюдок!  Упырь!  Сколько  ж моей кровушки! - взвизгнула Наташа,
размахиваясь сильнее.
  На  этот  раз  Василий моргал дольше, скрежеща зубами, но вода опять
превратилась в ненавистный напиток.
  -- Не так надо, - бабка забрала у Наташи сапог, -- дай, покажу.
  И  без  лишних  слов  крепко приложила им Василия по темени. Василий
опрокинулся на спину, хрипя и суча руками.
  -- И тогда так было, - в ужасе произнесла Наташа.
  --  Видишь,  работает!  -  засуетилась  бабка, одевая на шею Василия
маленькую иконку богоматери.
  Спустя некоторое время Василий очнулся и сел.
  -- Голова не болит, касатик? - поинтересовалась бабка Варвара.
  -- Есть немножко, - хмуро отозвался он.
  -- Стакан возьми.
  Василий взял обеими руками стакан с водой, но ее цвет не изменился.
  --  Вода... - радостно сказал он, делая глоток. -- У-у-ух! -- сказал
он затем, выпучив глаза.
  Бабка забрала стакан, задумчиво понюхала и, обмакнув палец, лизнула.
  -- Восемьдесят три градуса, - профессионально оценила она.
  -- Что там? - спросила Наташа.
  -- Шш... Сс... Самогон! - отдышался, наконец, Василий.
  --  Правее надо было брать, - заключила бабка, глядя в мутные глаза.
-- Дай-ка, дочка, сапог...
  На  этот раз Василий лежал без памяти почти полтора часа, за которые
бабка  научила  Наташу вязать крючком и составлять отворотное зелье на
случай супружеской измены.
  Наконец,  он  открыл  глаза,  и  взгляд его был необыкновенно ясным.
Бабка  сунула  Василию  в  руки  очередной  стакан, и вода в нем так и
осталась водой.
  --  Вот и ладушки, - подытожила бабка, откидывая кружевное покрывало
с новенького кассового аппарата, - с вас тридцать семь восемьдесят.

С  тех самых пор Василий стал трезвенником, и действительно не берет
в  рот  ни  капли  спиртного.  Вода,  к  которой он прикасается, так и
остается  водой,  чай  -  чаем,  а молоко - молоком. И только спиртные
напитки в его руках превращаются в обыкновенную воду.

        Dec 29, 1998


Мои историиНачало