Make your own free website on Tripod.com

ПЛОСКОСТЬ АПОКАЛИПТИКИ

Адам отвернулся от созерцания пышных достоинств Евы. Только сейчас
он  понял,  какие  же это достоинства. Голос, доносящийся одновременно
отовсюду, обвиняющим тоном произнес:
    -Итак, вы вкусили плода от  Древа  познания  добра  и  зла.  Я  же
предостерегал вас - вы еще не готовы к этому. И что теперь?
    -А что, - неуверенно промямлил Адам, - весьма вкусно.
    Округлости Евы пробуждали в  нем  что-то  новое  и  непонятное,  и
поэтому Адам не мог сосредоточиться. Он повернулся  к  ней  спиной,  и
стал смотреть на Древо, на котором было еще очень  много неувядающих и
не портящихся плодов.
    -Зачем ты сделал это, Адам?
    -Ну... Ева предложила мне попробовать. В конце концов, - голос его
обрел твердость, - почему бы и не попробовать? Если  это растет здесь,
в Саду, значит это можно есть. И мы не умерли, как Ты говорил.
    -Идиот! Я не говорил, что вы умрете, как только  попробуете  такое
"яблочко". Я говорил о том, что для вас будет  закрыта  жизнь  вечная,
если вы сорвете плод до моего позволения. Ева, что скажешь ты?
    -Я просто... Шла мимо, и увидела плод. Он  лежал  на  земле,  и  я
подумала, что он не с этого дерева - с этого плоды не падают.
    -Да ну? На этом холме на пятьсот шагов больше нет ни деревца.
    -Н-ну, может, принес кто-то...
    -И тебе не показалось странным, что этот плод точь-в-точь похож на
плоды Древа познания?
    -Я...
    -Молчи... Скажи лучше, зачем скрываешь  ты того, кто надоумил тебя
сорвать плод?
    -Я и сама думать умею! - вспыхнула Ева.
    -Не хочешь - не говори. Тем хуже  для  тебя. Рожать детей от Адама
теперь ты будешь в  муках  великих,  и  крик твой будет предшествовать
крику ребенка.
    Внутри  у  Евы  что-то перевернулось, и она охнула, схватившись за
живот.
    -Вот тот, чьи слова оказались  для тебя выше слов Моих. Смотри же!
    Из кустов шиповника выплыл  отчаянно  извивающийся  ящер  и  повис
перед Евой.
    -Но мне ведь больно! - вопил он, стараясь выпутаться из невидимой,
но мощной хватки.
    -А мне не больно ли смотреть, как нарушаются запреты Мои?
    -Но  я  же  пошутил  просто!  А  она  поверила! Я и сам думал, что
плоиииииссссс... - ящер  вдруг  скатился  с  членораздельной  речи  на
шипение и верещание.
    -Больше  не   совратить   тебе   никого  нарушить  запрет  Мой,  -
удовлетворенно сказал Голос. Ящер продолжал  барахтаться  и  верещать.
Ева смотрела на происходящее большими круглыми глазами. Адам подошел к
ней и взял за руку.
    Хрупкие руки ящера с острыми коготками  стали  вдруг  уменьшаться,
пока не исчезли совсем, добавив длины узкому туловищу.
    -Ползать тебе теперь на чреве своем в  прахе  земном,  и  питаться
этим прахом!
    Ноги ящера тоже исчезли, и теперь он выглядел совершенно  нелепо -
невозможно теперь было разобрать, где у него шея, где  туловище, а где
начинается хвост. Рот превратился в вытянутую трубочку  для всасывания
праха земного.
    -Но Создатель, - вмешалась потрясенная Ева, - он не заслужил такой
кары! Это я, дура, восприняла всерьез его шутку...
    -Ваша с Адамом очередь еще придет. Хотя...
    Ящеру вернулся нормальный рот с острыми белыми зубами.
    -Питание прахом, так уж и быть, отменяется.  Уж  слишком паскудная
диета. Ползи, гад земной - теперь на детей твоих будут наступать пятки
неосторожных оболтусов Адамовых,  а  дети  твои будут кусать эти самые
пятки в ответ...
    Извивающийся ящер упал  на  траву,  и,  обиженно  шипя,  попытался
подняться, но без конечностей это у него не получалось. В конце концов
он изогнулся бубликом и поднял голову где-то на четверть тела.
    -А что же будет теперь с нами, Создатель? - Адам  не  мог  отвести
взгляд от покаранного змея, - Мы умрем? Или...
    -Вы теперь умрете. Но позже, много позже. Я изгоняю вас из Сада на
землю, на далеко не такую  благодатную  землю.  Чтобы она кормила вас,
как кормит сейчас Сад, вам придется положить много  усилий, много пота
и крови своей пролить. Идите же!
    -Но куда идти нам?
    -Ко Вратам!
    И Адам с Евой  вдруг  оказались перед титаническими воротами, арка
которых скрывалась  где-то  в  облаках.  Ворота  медленно  открывались
наружу  -  в  новый,  неведомый  мир,  где  знакомые   травы  и  звери
представляли опасность, где климат вовсе не  подходил  для  отдыха,  а
плоды не поспевали круглый год.
    -Идите! - громыхнул Голос напоследок.
    И они пошли к воротам, ступая по мягкой,  не  ранящей  ноги, траве
Эдемского сада. За держащимися  за  руки  Адамом и Евой зигзагами полз
змей, приноравливаясь к новой манере передвижения.
    Оглянулись они лишь тогда,  когда  спускались  с  холма.  Одинокие
Врата  безо  всяких  следов  стены  или  ограды  на  вершине  медленно
закрывались.  Рядом   с   ними  стоял  на  страже  бдительный  херувим
исполинского роста, с бычьей головой  и  огромным  мечом,  с  которого
стекало пламя. Херувим отсалютовал им своим мечом  и  улыбнулся.  Адам
плюнул, повернулся, и зашагал быстрее прочь, увлекая за собой Еву.
    Змей  смотрел,  показывая  раздвоенный  язык,  на исчезающие Врата
в мир, что был когда-то их домом.

-В этот раз  они  не  прикрывались  фиговыми  листками,  -  сказал
Второй.
    -Честно говоря, я просто  забыл  посадить  рядом фиговое дерево, -
отмахнулся Первый,  -  ведь если бы они каждый раз повторяли одно и то
же, это бы здорово наскучило.
    -А зачем  ты  каждый раз терроризируешь этого смешного зверька? Он
так забавно бегает, а без ног - не сможет. Ты же прекрасно знаешь, что
он не при делах.
    -Без ног он будет не менее забавно ползать. Понимаешь, после жизни
в Саду они  не  умеют  бояться  -  и  это  единственное, чем я их могу
напугать, не травмируя - показать  на примере кару божью. Ну, а чем не
объект для назидания - змей-искуситель?
    -Ну да ладно, - произнес Второй, - как всегда?
    -Как всегда, - согласился Первый.

Миссис  Нелли   О'Брайен   включила  телевизор,  чтобы  посмотреть
очередную серию "Горящего  парка"  - бразильского фильма о трагической
судьбе дочери фазендейро.  Ее покойного мужа всегда раздражали мыльные
оперы, и теперь  она  хоть могла - прости, господи, - вволю переживать
за героиню.
    Просмотрев  положенные  пятнадцать  минут  рекламы  перед  началом
фильма,  миссис  О'Брайен  в  очередной  раз   убедилась,   что  новый
стиральный   порошок  "Спарк"  стирает  гораздо  лучше  обычного;  что
прокладки "Форевер" спасут в любой, даже  самый критический, день; что
зубная паста "Колгейт Антисептик" предохраняет не только от кариеса, а
и от желудочных расстройств и головной боли; что...
    И тут, вместо медленной мелодии и  титров  фильма, по экрану пошли
сине-зеленые  всполохи,  сопровождаемые  гулом  различной тональности.
Раздраженная подобной халатностью  работников телестудии, Нелли нажала
на кнопку дистанционного управления. На  других  каналах  было  то  же
самое. Она подошла к телевизору, намереваясь стукнуть  это  достижение
человеческой мысли покрепче,  и  тут  всполохи  успокоились. На экране
теперь переливался узор невероятной сложности.
    Из динамиков телевизора раздался голос:
    -Двенадцать тысяч лет назад...

Андрей круто развернулся и  выстрелил  из  ракетомета в Серегу, но
тот успел уклониться и взлетел,  поливая  Андрея  свинцовым  дождем. В
окне рядом мелькнула чья-то тень - скорее всего, Олега,  и  за  спиной
раздался негромкий металлический звон. Андрей прыгнул вперед,  но было
поздно  -  граната  взорвалась,  и  он  увидел  перекошенную  булыжную
мостовую, край кровяной лужи и надпись "Press SPACE to restart level".
    А у  Сереги были свои проблемы. Крошки от печенья попали в мышь, и
она теперь  очень  плохо  слушалась - и именно при поворотах, там, где
это наиболее нужно. Он  вертелся  на  месте,  пытаясь  вытряхнуть  эти
крошки, и едва успел  заметить  дымный шлейф приближающейся ракеты. Он
попытался метнуться в  сторону,  но  не смог - вправо мышь не ехала, а
слева была серая стена здания.
    Олег слез с карниза и сменил  ракетомет  на  карабин. Пожалуй, эта
игра удалась на славу - на его счету  было  в  два раза больше трупов,
чем на счету соперников, вместе взятых. Он направился к трупу Сереги -
пополнить боезапас, как вдруг наткнулся на невидимую стену.
    -Что за глюк? - удивился Олег,  глядя на безнадежно повисший "Duke
Nukem VII". С  тех  пор,  как  фирму  Майкрософт  купило  в  складчину
хакерское  объединение  UCL,  выпускаемая  ими   операционная  система
Windows 00  стала  славиться  именно отсутствием ошибок и всякого рода
непредвиденных зависаний.
    -Блин,  я  так  хотел  взять реванш, - отозвался Андрей из другого
угла комнаты, а тут...
    В колонках у всех троих загудело.
    -Это что? - удивился Олег, - новый глюк?
    Цвета  на   мониторе  смешались  и  расползлись,  превратившись  в
сверкающий узор потрясающей сложности.
    -Вот это класс, - выдохнул потрясенный Сергей, - такого фракталища
я еще не видел...
    В колонках скрипнуло, щелкнуло, и раздался голос:
    -Двенадцать тысяч лет назад...

Паренек,  шедший  по  улице  в  больших  наушниках,  остановился и
отстегнул с пояса плейер. На табло вместо названия песни бежали какие-
то непонятные значки, а в наушниках стоял постоянно меняющийся гул. Он
потряс плейер, но это ни к чему  не  привело. Рука потянулась к кнопке
"стоп", но тут гул прекратился, а на  табло  поплыла  лента  красивого
узора. В наушниках послышался голос:
    -Двенадцать тысяч...

Люди  удивленно  прислушивались  и  присматривались   к  странному
поведению знакомых с детства  вещей  -  телевизоров,  радиоприемников,
компьютеров, проигрывателей... Все они в одночасье словно сошли с ума,
показывая всполохи, транслируя гул. И  в  одночасье  успокоились, явив
миру  сложнейший  узор  и  странный  голос.  Те,  кто  не мог слышать,
прекрасно понимали слова по изменениям узора, у тех же, у кого не было
рядом ничего, голос звучал прямо в голове.

-Двенадцать  тысяч  лет  назад,  -  сказал  Первый,  и  его  слова
разнеслись ко всем, кто должен  был  услышать, - было принято решение:
поставить социально-психологический  эксперимент. Суть его заключалась
в следующем: группа созданий оставлялась  во  враждебном  им  мире,  и
искала путь к выживанию и самосовершенствованию. Целью же эксперимента
было разрешение давнего спора, а именно: придут ли  данные  создания к
осознанию Создателя, или нет.
    Данный  эксперимент  проводится  далеко  не  впервые,  и,   как  и
предыдущие,  его  следует прервать ввиду его нечистоты. Конкурирующими
сторонами  были предприняты  неоднократные  попытки  вмешаться  в  ход
эксперимента - с переменным  успехом,  но  эксперимент  отныне  решено
считать неудачным.
    Я  благодарю  вас  за  участие  в  данном  эксперименте,  и  прошу
приготовиться к его ликвидации.

И разверзлись  небеса,  явив черную трещину. Лопнула Земля, высоко
вверх выбрасывая огонь недр своих. И трещина поглотила огонь, а за ним
и Землю, расширившись.
    Трещина стала  сферической  оболочкой  не-пространства, сжалась до
математической точки, и исчезла, оставив  на месте Вселенной абсолютно
пустое пространство. Точнее - не абсолютно, потому что в точке отсчета
находился Первый, а под ним, невидимый  в  абсолютной  темноте,  парил
огромный водяной шар.
    -Да будет свет, - сказал Первый.

May 27, 1998


Мои историиНачало